201318Январь

Из дневника

Мой отец с улыбкой часто рассказывал , как люди из сельсовета назвали его " кулаком" и настаивали , чтобы он вступил в колхоз . И хоть не умел отец писать и даже расписаться ( наверное, заявление о вступлении ему написал кто-то из этих людей ) , однажды пришли к нам уполномоченные и забрали нашего коника, сбрую, плуги, бороны , сани, воз.Даже разобрали гумно . И сейчас не понимаю , зачем это было нужно .

В этом гумне на одной стороне отец складывал сено, при этом мы все помогали ему , а на другой складывал снопы жита, пшеницы , ячменя , гречихи - всего понемножку. А посреди был ток, немного сзади стояли сечкарня , на которой резали солому на сечку , и, обдав её горячей водой , посыпав мукой и добавив немного порезанного картофеля или очисток , давали коню и корове .

Летом на току старшие молотили снопы , собирали и веяли вручную зерно , сушили его , а солому складывали там , где лежали снопы . Потом отец отвозил мешки зерна на водяную мельницу в Ежоны, молол, вальцевал , делал крупу , привозил , довольный и счастливый домой , а мама расчиняла хлеб , на следующий день замешивала его, ставила отдохнуть на часа два - два с половиной, топила печь, выметала её специальной метлой с долгой ручкой , а потом набирала тесто на деревянную лопату , уложенную мокрыми дубовыми листами, формировала его на равные боханы , ловко совала в печь и закрывала заслонкой. Через часа полтора хлеб был испечён, и мама,серьезная и гордая, доставала его той же самой лопатой, гладила влажными руками, укладывала на стол , крестила и накрывала чистым полотенцем .Всего было пять-семь боханов ржаного свежеиспечённого пахучего хлеба с хрустящей корочкой, сладковато-кислого на вкус. Этот хлеб, приготовленный своими руками, в холодке, в скрыне,что стояла в сенях , лежал больше недели , не заплесневея и не испортясь.

В сено мой отец часто ложил дикие грушки , а когда они загнивали, угощал нас ими. На гумне отец завесил нам с Леной " гойдалку "(качели) из цепи и нескольких половинок сбитых досок. Люди из сельсовета разобрали, раскидали все: стены, засеки, свалили крышу. Отвезли брёвна на колхозный двор , а нашу " гойдалку " сбросили на землю , осталось там пустое место .

Мне было долго жаль , а сейчас грустно , когда перед глазами нет-нет да всплывет эта картина ,и как тогда , вдруг почувствую запах свежего сена, золотых снопов жита, только что привезённых с солнечного маминого поля, соломы и сечкарни, вкус свежеиспечённого хлеба и всего того , что так трудно и тяжело , с кровью и потом мой отец и мама приобрели , а потом всё своё добро - и лесок , и поле , и своего коня - отдали в чужие руки. Я видела скупую слезу на щеке отца, и слышала , как голосила, плакала мама . Мне было жаль их и нашего добра...Так мой отец и вся наша семья вступили в колхоз . Уже не было нашего коня, нашего гумна и маминого поля. Был трудодень , колхозный конь, колхозное поле. Моим родителям надо было жить и кормить своих детей с трудодня.

Кажется , мама отвела меня первый раз в школу - обыкновенный дом, только поновее других . Там были девчонки и мальчишки из деревни и даже те , что жили по соседству."Здесь будет учиться первый класс,"- сказали нам , и я искала какую-нибудь примету , чтобы завтра не заблудиться .На другой день с книжками я шла и очень старалась узнать этот дом.Наконец , увидев синюю пластинку на комине , я правильно определила, что это тот самый дом , где я буду учиться в первом классе. Наш класс располагался в передней половине , а в задней жили хозяева : Птушечка Вера со своим мужем , которого тоже прозывали Птушечка , и их сын , недавно пришедший из армии, Птушечка Виктор. Учила нас добрая и красивая , ласковая Надежда Антоновна. Мне понравилось учиться читать и писать , а после уроков мы слушали сказки , которые наша учительница с удовольствием нам читала и всегда обещала , что скоро мы будем читать их сами .

В школе я познакомилась со своими одноклассницами Марусей и Ирой . Они жили недалеко от нас , но раньше мы не встречались. Мы все хотели подружиться , но выходило так , что когда Маруся была с Ирой , я была сама; когда Маруся была со мной , с нами Ира не разговаривала . Мы ревниво следили друг за другом , переживали за наши оценки,хотели их иметь лучше, гордились ими или стыдились их.С нетерпением ожидали нашу учительницу , бежали к ней навстречу, когда она шла в школу, помогали ей нести тетрадки с нашими оценками.Мы даже угощали нашу учительницу яблоками. Своего сада ни у нас,ни у Марусиных родителей не было. Маруся научила меня красть их у своих соседей , в саду которых росли и дозревали до поздней осени вкусные , ароматные , красно-зелёные яблочки . Мы лазили в соседний сад вместе с Марусей. Но однажды , когда мы с ней не разговаривали , я полезла в сад сама . И надобно было так случиться , что в то же время в тот сад залезла и Маруся . Цель у нас была одна , но Маруся начала меня ругать и пригрозила , что приведёт хозяев . Я не испугалась и на угрозу ответила угрозой , сказав , что это она научила меня красть у своих соседей яблоки , и они её не похвалят за то. Маруся присмирела , и мы , взяв по несколько яблок , быстро ушли из сада

Ира с нами общалась меньше , и в чужой сад не ходила : у её деда , старого Игната , был собственный сад .

Соня Вайсова
Вы можете оставить свой комментарий :