20130908

из дневника

Наверное , более тридцати лет назад, я заходила к Насте по настоятельной инициативе её мужа Григория . И уже иду , не спрашивая никого , по двору , ступаю на крылечко , захожу в сени , в кухню , а из неё в горницу - нигде никого , но по фотографиям , знаю, что я там,где нужно . Выхожу из дома , иду налево - там , за зелёными шапками деревьев и кустов , виднеется летняя кухня . Дверь открыта .

- Так вот где ты спряталась! - радостно и шутя говорю , здороваюсь с хозяйкой , а Настя тянет меня в хату .

- Я уже там побывала , не торопись , дай рассмотреть твой двор. Она берёт чайник с плиты и приглашает :

- Идём , чаю по чашке выпьем , поговорим .

И мы вместе заходим , я помогаю ей с чайником , а она накрывает стол ещё одной , " очень знаменитой ", по ее словам, скатертью , устраиваемся поудобнее и начинаем вспоминать , когда это я к ним заходила и сидели мы с Гришей - её мужем , а моим милым приятелем. Сейчас Настя живёт здесь одна - дети живут со своими семьями в Барановичах , в Минске , а Гриши нет уже между нами двадцать лет . Говорю ей , что хочу спросить её о людях из деревни , ведь всю свою жизнь в сельском совете работала , вот , например , о самой деревне Гавеновичи .

- Что за название такое ?

- Видишь , - отвечает , - Гавеновичи , от слова " говеть ", но сравни : Жировичи (Слонимский район) - богатые .

- Кто знает, сколько нашей деревне лет? - спрашиваю задумчиво я Настю. А Настя мне сразу подставляет такие данные :

- Наша церковь построилась в 1817 году , а двадцать шестого июня 2017 года ей будет двести лет .Представь , что церковь строилась не на пустом месте. Здесь уже люди жили...

- Конечно , - соглашаюсь я . А Настя продолжает :

- Церковь реставрировать надо . На ней была надпись : храм Антония Печерского . А в алтаре голубой потолок и белые звёздочки . Это Алесь Равенко побелил потолок и всё закрыл .

- Да, Настя , ведь я тоже помню этот голубой потолок и звёздочки белые . Мне в церкви чего-то не хватало , а я не могла понять , чего , - с горечью и пониманием говорю я своей собеседнице . Как-то невзначай коснулись моих родителей , конкретно, отца .

- Откуда это имя в деревне - Карп ( мой отец - Иван Карпович ) ? Довольно редкое . И вдруг Настя опять заговорила :

- Да , имя Карп - редкое... Твоего отца мать - родная сестра Бесарабцев : Василя Ивановича , Гаврилы Ивановича и Ивана Ивановича , а в Слониме ещё две сестры - Ксеня и Евгения , потом Катя Винничева .

Я удивлённо смотрела на Настю :

- Никогда об этом ни от кого не слышала . Впервые слышу... Почему об этом никто никогда слова не говорил ?

Моим вопросам и удивлению нет объяснений .

- Как это так ? Почему все молчали ? Потому , что мы такие бедные были ? Но работящие и старательные...

И Настя не знала, что сказать мне на это.... Я должна в этом разобраться - одно ясно . Пусть Господь поможет мне . Можете себе представить , человек прожил более пятидесяти лет сознательной жизни , а ничего о себе не знал . Как-то дома у нас никто особо не вспоминал и не рассказывал о родителях отца . Сам отец о них никогда и словом не обмолвился , только мама говорила , что свекровь её любила . А я только гребанула без цели и умысла и получила такие невероятные сведения ! Как представлю Василия Ивановича и не самые приятные воспоминания о нём... И как подумаю о Гавриле Ивановиче , его жене , их доме, таком для меня значительном и важном учреждении, как почта...

Сколько раз я там ходила , спрашивала совета , просила помощи и всегда получала их . Самый приятный человек для меня в моей жизни был Гавриил Иванович - интеллигентный , всегда уравновешенный , внимательный и добрый . А рядом с ним его жена Антонина. Они , их дом , почта , на которой они служили деревне и околице всю свою жизнь скромно и с достоинством , были для меня , как космическая станция , которую я использовала для связи с миром с самого раннего возраста . Боже , как я им благодарна ! Но ничего о каких-то родственных связях я и от них никогда не слышала . Об Иване Ивановиче я мало что знаю , изредка видела его , встречаясь по соседству . В одно время, и довольно продолжительно, он работал заведующим фермы , где моя мама работала дояркой . У Ивана Ивановича жена Соня рано умерла , а у Василия Ивановича жена Тося повесилась , когда я была ещё в пятом классе . Каждый из братьев имели только по одному потомку , а о сёстрах ничего не знаю , кроме Винничевой Кати . Как помню , мама несколько раз говорила дома :

- Катя позвала меня и отрезала хлеб , намазав маслом с мёдом , ешьте ,- давала нам мама по кусочку , - это вам от неё угощение.

У Кати , как помню , две дочери - Тамара и Мирка . Буду очень стараться встретиться с Тамарой и поговорить на эту , довольно неожиданную и интересную тему , что подкинула мне при нашей встрече Настя .

Оканчивая рассказ о Насте, я понимаю , что это далеко не всё, что можно ещё написать , сказать о ней. Я в своём дневнике только вспоминаю нашу встречу , а факты говорят за меня и за Настю . На прощанье я попросила у неё несколько фотографий - её и наших земляков в Канаде. За очень краткое время , что мы посидели за чаем , Настя рассказала мне историю одной нашей деревенской девушки , которую вместе с другими девчатами и парнями из нашего села гитлеровцы увезли в Германию . Когда война окончилась , некоторые вернулись на Родину , но Мария осталась . Всё время, работая в коровнике или в свинарнике , она не могла знать , что всех депортируют домой , а когда хозяева сказали ей об этом, было поздно : все по её направлению уже уехали . Стремясь попасть на Родину , Мария примкнула к чужим людям , что тоже уезжали домой . Но они направлялись в другую сторону . На счастье, Мария в этой неразберихе и страхе встретилась с белорусским парнем . На Родину они добраться не смогли, и судьба им уготовила путь в Канаду .

Прошли годы . Мария и Миша жили в Канаде одной семьёй , и у них выросла дочь Кристина . Настя мне рассказывала , как она была очевидцем , когда мама Марии нетерпеливо ожидала свою дочь , и всех , кто приезжал домой , спрашивала о ней . Однажды старенькая соседка Насти получила письмо из Канады . В письме её дочь сообщила о себе , своей семье и попросила маму прислать ей вызов . Они с мужем и дочерью приедут в родную деревню , в родительский дом . Они встретятся ! В сельском совете сперва царило долгосрочное молчание , а потом решили :

- Вызов не дадим! Эта женщина не сможет принять гостей из Канады по своим более чем скромным условиям жизни .

Насте было жаль несчастную женщину : ведь она была свидетелем материнского горя от разлуки с дочерью . Она видела, как женщина просветлела от счастья в надежде увидеть свою дочь . Она увидела, как потемнело её лицо , а на глазах показались скупые слёзы и ещё больше осунулись её плечи , когда дрожащим старческим голосом выдавила из себя :

- Бог судья . Бог вам судья...

А у Насти созрел план , о нём она поделилась с председателем :

- А что , если вызову её я ? Давайте, поможем им встретиться !

Учитывая то время и обстановку , и всякие другие обстоятельства, нужно отдать честь участникам , благодаря которым Настина соседка через несколько месяцев встретилась со своей дочерью и её семьёй из Канады в Подгорной. Настя указала мне на скатерть , которой при мне накрывала стол :

- Это мне подарок знаменитый из Канады .

Вынула из серванта стопку писем и фотографий нашей подгорненской канадки . Среди них фотографии семьи Марии, дочери Кристины с внучкой Евгенией .

Все письма и фотографии написаны и подписаны на родном , прямо подгорненском языке . Стоит поклониться нашим канадкам за память белорусского слова , за его жизнь там , в Канаде , за то , что оно у них живет , что успешно летит из Канады в Беларусь и обратно .

И несёт в себе чувства и тепло , пожелание " добрага здароўя, добрага беларускага жыцця "! И как не сказать тебе , Анастасия :

- Спасибо ! За эту тоненькую , Бог даст , прочную нить , что ты протянула из Подгорной в Канаду !

Настя - тётка директора школы , былая сельская красавица и певунья . Второй Зыкиной называли её не только в деревне и её околице , но и в Москве , куда она с некоторыми родственниками приезжала на свадьбу . Рассказывая об этой ситуации , она удивлялась и смущалась , всегда вспоминала , что среди москвичей им пришлось не солоно . Никто с ними ( чужими ) не разговаривал , никто не притронулся к их грибочкам , которые они из Подгорной привезли на свадебный стол . И так одиноко стало им... Но тут появился какой-то гость - полковник милиции ( не мой ли племянник ? ) и, мгновенно разобравшись в ситуации , предложил :

- А ну-ка давайте попробуем белорусских грибков !

И с таким аппетитом и восхищением он смаковал один гриб за другим , похваливая белорусов , что всем вдруг захотелось отведать этих необыкновенно вкусно приготовленных хрустящих грибочков !

Все потянулись к тарелкам , с этой исключительно хорошей закуской и тоже начали нахваливать да приговаривать , как белорусы хорошо готовят грибы и грибные солянки , и другие деликатесы! И наши гости зашевелились , заговорили , заулыбались и просто расслабились за свадебным столом . И чувства дружбы и уважения наполнили их речи и движения . А когда начали петь , Настя решила показать москвичам - " где раки зимуют... " . И как запела она песню , все сразу узнали в ней Людмилу Зыкину . Свадьба продолжалась , всем было приятно и хорошо , и все здесь чувствовали себя,как дома , в родной деревне .

Настя рассказала мне много интересного . Не знаю почему , вдруг объяснила , что её дед , когда был малый , в каждом слове " сыкал " , где только возможно говорил " с " , отсюда Сэско , видимо , как у моего дядьки Саши - Шешко . Он право же не " шикал " , но здесь в слове подобие звуков - " с " и " ш " . Наши люди внимательные : они всё видят ,слышат и даже оценивают или прикрепляют ярлык... От Насти едва ушла , её рассказы , письма и фотографии , которые не только показала , но и дала с собой , взволновали меня , вызвали огромный интерес . Я пообещала ей и себе, что , если Бог даст , встретимся будущим летом. А стихотворение, что мне сказала на дорогу, попробую получить от неё как-нибудь раньше , может, по телефону , по Skype.

- Пойду , не могу задержаться , надо ехать . До свидания , дорогая Настя !

Иду по деревне опять , делаю снимки . Весёлые разноцветные калитки , заборы и дома так и просят , чтобы их сфотографировала . Впереди идёт машина , как пожарная - оказывается , это всего лишь мусор убирают . У остановки автобуса остановилась , а из неё вышел наш сельчанин, подмёл, мусор собрал , высыпал в машину , сел в кабину рядом с шофёром , поехали к следующей остановке . А тут Ваня с машиной подъезжает за мной :

- Ивановна , садитесь , надо поторапливаться , - говорит . - Вас поезд ожидать не будет...

Соня Вайсова
Вы можете оставить свой комментарий :