201318Октябрь

из дневника

Большой радостью и счастьем наполняет меня дружба с моей одноклассницей Ириной , которую я всегда очень любила и уважала . Всегда ценила её дружбу со мной . Я уверена , что мои чувства к ней остались неизменны и теперь , спустя половину столетия .

И опять прихожу к выводу , что так дружить , как мы дружили , научила нас не только жизнь и среда , но идею этой чистой и честной дружбы нам подала школа : уроки литературы , чтение книг и даже пример , что показали нам некоторые из наших учителей .

из дневника :

" Внезапно слышу : кто-то бежит по двору . Наверное , Ира ! Странно , мы как будто не разговариваем . Точно , он здесь ! Иначе она не пришла бы за мной в двенадцать часов ночи. Смотрю на Иру с обидой и злостью . Почему-то было одновременно обидно и радостно .

- Со - о - ня , Ко -о - ля здесь , едва проговорила Ира , давясь от смеха . Попросив Иру завесить окна , а самой идти к нему , я начала быстренько собираться и через несколько минут , выйдя на улицу, увидела Колю . "

Как-то Ирина мама,съездила в Барановичи и купила нам одинаковый белый материал на выпускные платья.Когда я с ней рассчитывалась,она мне предложила:

- Соня , поступай вместе с Ирой на зоотехника . Я вам помогу , будете вместе учиться . Я промолчала , а тётя Катя , как бы не ожидая ответа , сказала :

- Подумай !

Всё для меня было неожиданно : этот белый одинаковый материал нам на платья , а сейчас такое предложение...

Мы с Ирой очень подружились после восьмого класса . Она была в семье старшая дочь , а после неё были четыре младшие девочки . Её мама была молодая и красивая женщина , но к детям она была очень строга . Ирин отец имел проблемы с законом и скрывался от милиции и чужого глаза.В этом плане ему послужил их серый,большой и очень злостный пес Шарик,что бегал на цепи от самого порога их дома по всему двору к забору,которым оканчивалась усадьба.Поэтому к ним часто было невозможно зайти в дом.Изредка пес был увязан так,что не доставал порога или, вообще, у самого сарая. Только тогда мне было можно навестить свою подругу. Ирина мама , как и моя , в те годы работала на колхозной ферме дояркой . В аборе её группа коров стояла напротив маминой . Мы с Ирой встречались не только в школе , но и в коровнике . Когда я приходила к ним домой , мы решали вместе задачи , писали сочинения , ходили навестить Люду Кузнецову в рыбхоз , ходили в Гать к Тихончик Нине . По дороге мы всегда много разговаривали , делились своими мнениями о наших родителях , резко их критиковали и всегда соглашались , что мы будем жить лучше и красивее , не будем кричать и устраивать ссоры . От нашей критики не ушли учителя и ученики . Мы делились нашими первыми секретами . Однажды мы купили себе бюстгальтеры и хотели их примерить , чтобы никто не видел . Более подходящего места,как у меня дома, мы не нашли. Пройдя кухню,где хозяйничала мама и, затворив за собой дверь , мы остались в горнице и начали раздеваться , чтобы впервые примерить их . И только начали их одевать , как за дверями громко засмеялась моя мама со словами :

- Ага , вы уже лифчики примеряете !? Вот оно что !

Оказывается, ей показалось подозрительным ,что мы прошли из кухни в комнату и закрылись , и она решила подсмотреть , что это мы там делаем . Взяв маленькую табуретку , она поставила её у закрытой двери и на цыпочках заглянула в верхние окошечки , которыми оканчивалась дверь . Оттуда ей было всё видно . Ира растерялась , а я очень рассердилась :

- А ты чего подсматриваешь ? И чего ты смеёшься ? Что тут смешного или стыдного ? Мы уже выросли !

С тех пор мы без боязни носили необходимые нам вещи .

Мы вместе помогали своим матерям в аборе : чистили , отбрасывали навоз , посыпали опилками место , где стояли коровы , ложили им подкормку , сдабривая её солью , доили , носили измерять и записывать молоко . Домашние работы - убрать , помыть полы , растопить печь , нарвать шавеля, принести зелья и травы для домашней живности и покормить её вовремя , а также забота о младших в наших семьях - всё это объединяло нас и давало возможность быть подолгу вместе , делиться своими взглядами , мнениями , переживаниями и даже едой и лакомствами .

Летом мы часто ходили в лес и возили продавать ягоды и грибы в Барановичи , чтобы заработать себе на платье или обувь . Навсегда в памяти с тех дней нашей дружбы с Ирой запомнился момент , как однажды в Барановичах мы зашли в магазин . Прямо с корзинами на плечах , босые и не совсем к месту одетые , мы начали смотреть , что в нём можно было подходящее купить нам . Кроме заработанных в этот день денег , я имела при себе всё , что у меня накопилось до этого . Мне было приятно , что у меня есть какой-то капитал , и объяв глазами товар , я остановилась на тёмно-синем женском костюме . Прямо такой , как висел , поверх всех других , и с каждой стороны его можно было хорошо разглядеть... Ира смотрела что-то по мелочам , типа лёгкого ситцевого платьица для себя или сестры . Я же давно думала:" Что это я буду носить , когда стану студенткой?" Подойдя к продавцу , я смело спросила её :

- Можно мне посмотреть этот костюм ?

Продавец недоверчиво на меня взглянула и не торопилась подать мне костюм . Я же посмотрела на неё и, подняв платье немного выше колена , показала ей из-под резинки своих розовых трусов кончик носового платка , в котором я носила все свои деньги . Это возымело действие , и продавец достала мне костюм . Посмотрев на него со всех сторон , мы с продавцом пришли к мнению , что этот костюм великоват для меня и, повесив его на место , мы начали смотреть другой , на размер меньше . Продавец предложила примерить мне его , но я её остановила , сказав :

- Я вижу , что будет как раз . Давайте, я заплачу!

Продавец начала упаковывать костюм , а я пошла платить . Вынув все свои деньги ( по моим прикидкам их было достаточно , даже должно было ещё что-то остаться ) я начала их отсчитывать . Это были ещё старые деньги . Считала , считала и уже все положила кассиру , но их было очень мало - четыреста сорок пять рублей , а требовалось тысяча четыреста сорок пять рублей ! Меня обдало горячим потом, и слёзы посыпались из глаз , когда продавец сняла с костюма большой ценник и пальцем мне указала на эти, не досягаемые для меня, цифры . От стыда и жалости к себе , я не знала , как и какими словами мне извиняться перед продавцом и кассиром .

- Ничего не случилось , - утешали они меня , не переживай .

- Я не увидела все цифры , - оправдывалась я .

Прошло время , и я себе купила тёмно-синий жакет , примерно за двадцать семь рублей . Я представляла , как я буду одевать его под белую блузку и свою серую юбку в институте .

Соня Вайсова
Вы можете оставить свой комментарий :