201310Февраль

Из дневника

...В те зимы и вёсны , летом и осенью мама работала в кохозе дояркой , свинаркой и опять дояркой. И сейчас она у меня перед глазами:выше среднего роста , тонкая , почти худая. Высокий, сильный лоб прикрывала прядь чёрных волос , причёсанных на большую правую и меньшую левую половины , которые разделял ровный белый рядок. Голубые , чуть прижмуренные глаза , прикрытые чёрными ресницами , широкие и густые чёрные брови ,курносый нос , широкие скулы , немного впавшие щёки ; белоснежные зубы скрывались за полными , чувствительными губами и обнажались довольно редко , а когда мама улыбалась , всё её лицо при этом делалось прекрасным. Но чаще она была серъёзной и сдержанной, а когда считала необходимым, атаковала своих противников,и мало кто мог устоять перед ней. Золовки и братья моего отца завидовали ей, а отец держал перед ней "решпект (уважал, толеровал.)

У нас дома часто не было хлеба , а картофеля хватало лишь до весны . Не могли дождаться нового урожая , и мама часто ' щупала ' корневища ещё цветущего картофеля , пытаясь найти , не повредив их , более крупные плоды , чтобы сварить вечеру ( ужин ) .

Когда перебирали колхозную картошку , все женщины и моя мама старались там работать , чтобы украдкой за пазухой принести домой несколько картофелин .Только молодая и бедная вдова Текля , у которой умерли муж и сын , не осмелилась взять и одной картофелины,хотя в недостроенном холодном доме сидели и голодали её двое сыновей . И бригадир отворачивался и не раз говорил женщинам , чтобы они её ' научили' , посоветовали взять несколько плодов , чтобы накормила детей . Но Текля не могла отважиться на это мелкое воровство , хотя видела, что все женщины совали картошку , куда только могли , чтобы хоть немного принести домой и сварить на ужин . За работу в колхозе начисляли на день 1-2 трудодня . А на трудодень давали 100 граммов жита , пшеницы , ячменя , гречихи .

Когда мама получала за свои трудодни , что заработала дояркой , свинаркой , наш старший сельчанин , который заведовал колхозным складом ( амбаром ) , отвешивал ей её стограммы зерна , а я и отец грузили это на колхозный воз , в который был запряжён колхозный конь . А потом мы везли целый воз с верхом мешков с зерном , заработанных за каждый день тяжёлого труда на морозе , в навозе во все времена года . Все , кто проходил мимо , смотрели на этот воз и мою маму , выглядывали в окна , смотрели и завидовали ей . Отец вёл коня с возом , мама шла рядом , прямая , гордая и красивая . Если бы я умела , то написала бы не только эту картину...

Не раз мама со слезами и плачем рассказывала , как доярки водили зимой на ставы поить коров. В колхозной аборе , где стояли коровы , воды не было , а одного колодца на целый двор было мало . И зимой , в мороз и ветер , дождь и снег , доярки , кроме того , что доили , кормили и убирали за коровами , должны были пригнать коров к воде напиться (отвязать , привязать ) . Без нормальной одежды и обуви ( в резиновых сапогах ) , без чая , без хлеба.Однажды мамина корова поскользнулась на льду , пыталась удержаться , но лёд был скользкий... ещё пыталась выровняться и стоять , но не смогла ... и всей своей тяжестью рухнула на лёд... и - разодралась! Мама рассказывала и плакала , плакала и рассказывала; плакала, что не смогла помочь несчастному животному.Мне было жалко и корову и маму . И сейчас мне очень жаль своей мамы и коровы...

Моя мама бежала и молилась Господу , и просила спасти её любимую коровку Бурку в горящем коровнике . Бежала ,просила Господа и плакала , когда Бурка подавилась картофелем и её пришлось зарезать . И я помню эту красивую , гнедую , невысокую и чистую молодую коровку с большими умными, прямо говорящими глазами и маленькими, широко расставленными рожками.Не раз я доила её , помогая маме , чистила её веничком , а мама смеялась надо мной -' какая культурная доярка !?', гладила её и трепала ей ушки. Мне было тоже неизъяснимо жаль нашей милой Бурки . Не раз приходит мне в памяти, оживляя боль в сердце.

Кроме ста граммов зерна за трудодень , дояркам платили какие-то деньги за молоко . Платили нерегулярно: когда за месяц , когда за три. Доярки между собой разговаривали и жаловались , что это далеко не те деньги , которые им положены.В сельском клубе на видном месте красовались фотографии передовых доярок нашего колхоза : Осташевской Анастасии Михайловны , Козел Марии Романовны ( моей мамы ), Козел Марии Семёновны ( тётки Марьи ) .

Я много и долго помогала маме : подоить , отнести , сдать и записать молоко ; убрать навоз , когда коровки на пастбище ; положить соль, подкормку , дождаться их , привязать , когда станут на свои места, подоить , отнести , сдать , записать... Мне даже снился этот коровник , когда я уже лет пятнадцать жила в Словакии. Доярки поджидали своих коровок и часто присаживались на несколько минут вместе обменяться мнениями , новостями и впечатлениями . Иногда они ссорились , ругались , критиковали друг друга. А я садилась возле , читала книжку и подслушивала их . Раз с нами была моя мама. И когда утихли споры, и наступила пауза, она вдруг набросилась на меня с криком:" А ты тут что читаешь ксёнжку?! ( причём слово ' ксёнжку ' она проговорила вопросительно-удивительным и уничижительным тоном ) . Всё равно, учителькой не будешь! " - убедительно закричала мама . Это было так неожиданно , неуместно и неприятно, что даже сейчас я содрогаюсь от воспоминаний. Я не привыкла отмалчиваться, и твёрдо, кратко перед всеми ответила:" Буду!"

Моя мама , умудрённая жизненным опытом , обременённая заботами и потерями , работой дома и в колхозе , видела во мне не будущую учительницу , а доярку . А я совсем юная , почти ребёнок , мечтала и думала о лучшей жизни , о чистоте и красоте . И у меня была дерзость не только на языке , но и в целом моём нутре - моей сущности. А книги, что читала всегда и всюду, где могла, поддерживали меня, помогали устоять перед суровой действительностью, направляли в будущее .

Соня Вайсова
Вы можете оставить свой комментарий :