201321Март

Из дневника

В нашей деревне почти каждый человек ( мужчина или женщина ) имели кроме своего имени и фамилии прозвище ( мянушку ) . Это прозвище применялось к нему от рождения как бы по наследству от отца или матери , или чем-то прославившегося родственника . Прозвище человек мог получить с момента его рождения и его первых и дальнейших движений в жизни . Оно могло прирасти , благодаря какому-нибудь случаю , где главную роль играл этот человек . Есть случаи , когда прозвище говорит о качестве или характерной черте человека , о его профессии , способе жизни .

В нашей деревне кроме фамилий , созвучных названию зверей - Соболь , Медведик , Козёл , были и есть такие фамилии , как Бусик , Тарасюк ,Дмуховский , Юреня . Иного качества и значения фамилии Гулик , Лукашик , Малявка . Чтобы узнать , определить человека в разговоре , употреблялись наряду с фамилиями , а часто без них , прямо прозывки . Я долго уже не живу в своей деревне , но когда изредка приезжаю туда , на улице встречаясь с людьми здороваюсь . И они мне отвечают и сразу спрашивают :

- А чья вы ?

- Вайсова , - отвечаю .

И сразу становится ясно , и начинается разговор :

- А где вы сейчас живёте ?

- В Словакии , - отвечаю я и объясняю , что раньше это была Чехословакия . А сейчас Словакия и Чехия .

- А какие они эти словаки и чехи ? - продолжается разговор дальше. -Да вы присядьте !

- Алена , Алена хадзi сюды , Соня Вайсова прыехала ! - приглашает одна из женщин свою соседку .

Та подходит , и , прикрывая рукой глаза от солнца ,смотрит на меня и спрашивает :

- А дзе вы тут ? У сваёй хаце ?

- Не , - отвечаю , - у своих соседей , и желая ответить на первый вопрос , начинаю рассказывать , что словаки очень похожи на нас, белорусов . И чехи такие . Но словаки к нам ближе и языком , а чешский язык ближе к польскому. А вот внешностью подобны мы все: высокие, красивые , голубоглазые , кареглазые , а главное душой . У словаков души широкие и добрые .

- Па-гэтаму ты там i жывеш ? - заключают мои любопытные и милые односельчанки .

А вот уже брата моего отца - Павлюка прозывали как-то не совсем хорошо словом - Хули , в то время когда у его младшего брата была прозывка Шешко.

И если мои любопытные знакомые хотели узнать о моих двоюродных сёстрах , так спрашивали :

- А дзе тыя Шэшкавы дзяýчаткi жывуць ?

И я им рассказываю , как было их потеряла , но недавно нашла , пишу им письма : Наде в Оренгбургскую область , а Гале в Бобруйский район , да вот, жаль , она мне не отвечает ...

Иду по деревне и любуюсь знакомым пейзажем : высокими домами с весёлыми заборами , калитками , умытым дождём асфальтом и нежным утренним солнцем . Хочу зайти к маме моей подружки Иры , подхожу к калитке , а она на замке . И тут же соседка говорит , что вчера Катю ' Полячку ' ( Дмуховскую ) забрала в Минск Аля . И здесь прозывка - ' Полячка ' , потому что Катя Дмуховской стала , когда вместе с Сергеем Дмуховским ( Ириным отцом ) после войны приехала в освобождённую Беларусь из Германии : беларус Сергей и полячка Катя встретились на службе у немцев .

Как мне по Skype сказала Люда Кузнецова , Ирина мама умерла , я уже её не увижу во дворе их светлого и приветливого дома . Пусть отдыхает в покое . Я ей благодарна за её доброе сердце .

Желая свидеться со своей племянницей ( дочерью Александра и Нади ) , спрашиваю :

- А Царица дома ? - и направляюсь к Раиной калитке с грустными чувствами и мыслями о её отце - ' Царе ' и маме - ' Царице ' , а она уже, как ' последняя из магикан ' . У неё есть сын , который женился и ушёл на квартиру в нашей деревне , но вряд ли прозывка ' Царь ' пристанет к нему .

Возвращаюсь к своему дому и захожу к соседке - Любе Аркадиковой . Она сама маленькая , усохшая , показывает мне фотографии своих живых сыновей , которыми хотела бы гордиться . Двоих старших и мужа - Аркадика ' Сэскового ' ( Самсоника ) похоронила и плачет , рассказывая , как тяжело было ей хоронить своих детей и мужа . А потом переходит на другую тему : "Мне моя свекровь ' Cэсчиха ' говорила : " Нашто выходзiш за майго сына ? Не выходзь за яго ! - папярэджвала мяне..."

И я вспоминаю , как она прибегала к нам и пряталась от своего мужа , а он искал её по всем углам и закоулкам в нашем небольшом доме . Внешне они , как семья , выглядели нормально , даже красиво ! Большой дом и широкий , просторный двор , роскошный сад , летняя кухня , колодец , - всё говорило о том , что здесь живёт хороший и толковый хозяин .

Наконец повязываю тётке Любке ( я её называю так - ' Любка ' ) платочек ,что привезла ей на память , фотографирую , прощаюсь и приказываю ей , чтобы жила , дождалась меня на будущее лето . А сама иду к соседям напротив , где я заночую , а утром Иван , муж Оксаны , отвезёт меня в Лесную на электричку , что идёт в Брест . У моих хозяев по их маме могла быть прозывка Ёкова , но , видимо , если употребляют её , то довольно редко:почти все ,кого она прямо определяла, уже не живут.

Откуда взялась и так ловко приросла прозывка к моему отцу, мне тоже мало известно . Когда-то тётка Таня , Славикова мама , по дороге в лес рассказывала , как она со своими детьми пряталась с моей мамой и её детьми от немцев в нашем погребе , а малый Виктор, мой брат , всё время плакал , и все его старались утишить .

- Витько , миленький , не плачь! - просила его тётка Таня и совала ему сахар с хлебом . Он же не унимался , ничего не хотел и кричал :

- Ср - ку вуй ! -

А моего отца с другими мужчинами , что были в деревне , немцы в это время ставили к стене сарая ,и, выясняя их отношение к партизанам, спрашивали ' аусвайс ' ( документы ) . Испуганные женщины услышали выстрелы , и потом стало тихо . А через несколько минут вернулся отец , бледный и потрясённый . Мой отец не был на фронте и в партизанах из-за своей кривой от рождения ноги . Зато он помогал всем женщинам в селе со своим конём - посадить и окучитьть картофель , привезти сено . Женщины и моя мама по очереди пекли хлеб партизанам . Мне было чудно , что иногда мой отец посылал меня к Славиковой маме , тёте Тане, принести солёных огурцов , и она, молча, накладывала полную миску , заливая их рассолом . Все члены их семьи имели чёрные волосы и глаза , цвет кожи у них был темнее , чем у других . Может, поэтому их называли цыганами . Но весь образ жизни и поведение как родителей , так и детей , можно было назвать образцовым . Я часто заходила к Славику, и мы вместе решали задачи , примеры ( он был сильнее меня в математике ) . Я всем и ему помогала по языку , русскому , белорусскому , помогала писать сочинения . В семье Славика царили мир и спокойствие : родители уважали друг друга , дети слушались и помогали родителям . Помнится , как их старший сын Миша пытался меня дразнить : " Аус вайс паспорт ! " . И иногда думаю , может, и пристала эта прозывка ' Вайс ' к моему отцу с того времени , когда у стены сарая немцы спрашивали у него документы ?..

Размышляя о всех этих загадочных прозывках , я прихожу на тржницу . И ровно в три часа в нашей корчме мы встречаемся с Эвичкой . Как обычно , обмениваемся радостными улыбками и возгласами , даже обьятиями и подарками : она мне коробку конфет , а я вручаю ей традиционный чёрный шоколад ( для неё и для Ати ) . Атя сегодня опять не пришла : занята , у неё тренировки , репетиции , распевки . Эвичка даже пожаловалась , что сестра слишком деятельна и просто насильно ' заражает ' её своим примером . А я ей посоветовала быть счастливой , что Атя такая : слава Богу на своих ногах , руках !... Пусть будет и дальше так ! А пан Ярош пойдёт на операцию бедренной кости - пока может , надо помочь самому себе , оттягивать такие дела в нашем возрасте не рекомендуется .

Душан с работы зашёл на заградку накормить кошек , а потом в магазин Kaufland , и с покупками - прямо домой . Мы с Эвичкой обо всём и всех наших ближайших ( она о Яроше, я о Душане) переговорили , рассказали о себе, поделились опытом. И в который раз мы почувствовали, как мы близки, как понимаем друг друга. Особенно это понимание возросло, когда мы коснулись моего сайта и всего, о чём пишу. В который раз отметили, как много общего в нашей судьбе , особенно в детские и юные годы . И в том , что ни я , ни она не хотели бы возвратиться в прошлое . А когда я призналась , что хотела бы ещё раз родиться , так она удивилась и сказала :

- Но не в тех обстоятельствах , что были !

- Конечно, что не в тех , ведь жизнь изменяется , - согласилась я .

Мы даже сегодня удивили одна другую . В разговоре я сказала , что всегда знала , чего хочу и что мне надо делать .

- А я ничего такого не знала , - призналась Эвичка . - Мне сказали идти учиться на химию,я и пошла . Хотела поступать дальше учиться , а муж Ярош сказал , что пора обзаводиться детьми, семью строить. Так и здесь послушалась , и поступила так , как желали того от меня , - искренне рассказывала Эвичка . И тут же спросила:

- А что лучше : всё самой знать или послушаться ?

- Пожалуй , лучше послушаться , если есть кого...

И обе мы засмеялись , что опять пришли к разговору о моём сайте . Вышли на остановку , и Эвичке тут же пришёл троллейбус . Попрощавшись, она живо вскочила в него , держа в одной руке сумку с покупками , а другой махая мне .

На улице было сухо , холодно и темно . Я стояла в толпе ожидающих и думала о наших жизнях , судьбах , как они похожи и различны . Подошёл автобус , и , проехав от тржницы к нашему дому , я продолжала сидеть и вдруг услышала :

- Приехали . Конечная !

Это водитель говорил мне , ведь в автобусе сидела только я одна . Зашевелившись , я извинилась , вышла из автобуса и пошла к своему подъезду . Кот Али и Душан открыли мне дверь . И опять мы были рады , что все вместе и дома .

Соня Вайсова
Вы можете оставить свой комментарий :